Больной и окружающая среда

Больной и окружающая среда

В данном нюансе целесообразна ссылка на Б. Д. Карвасарского, который приводит данные В. А. Ташлыкова и В. Я. Костеровой, изучивших эталонные и реальные оценки нездоровыми самих себя и других людей.

К примеру, идеал мед работника у людей нездоровых неврозами был связан с определенными личностными свойствами. Это такие свойства мед работника Больной и окружающая среда, как разум, бдительность, увлеченность работой, чуткость, тактичность, терпеливость, чувство долга, спокойствие, серьезность, чувство юмора. При всем этом для дам более важными оказались особенности характера и нрава доктора, которые обеспечивают неплохой, действенный чувственный контакт. Было найдено, что желаемым оказался так назывемый сопереживающий тип общения. А для парней основным качеством доктора был Больной и окружающая среда проф опыт при эмоционально-нейтральном типе общения. Напротив, у нездоровых, страдающих различными видами невроза, обнаружились определенные отличия в образце доктора. К примеру, нездоровые истерией предпочитали сопереживающий тип общения. Люди, нездоровые неврастенией, предпочитали нейтральный тип общения. А люди, нездоровые психастенией, отдавали предпочтение волевым свойства доктора.

Подмечено, что различным типам пациентов Больной и окружающая среда импонируют различные докторы. К примеру, умеренные люди предпочитают императивных, печальные – неунывающих, эмоционально-холодные – отзывчивых, вздорные и беспорядочные натуры – упорядоченных и дисциплинированных. Нездоровые неврозом мужчины лучше себя ощущают с доктором собственного пола, для дам пол доктора существенного значения не имеет. Но и мужчины и дамы предпочитают докторов более приклонного Больной и окружающая среда возраста.

Можно сказать, что в ближайшее время желаемым считается не знатный тип отношений, а партнерство мед работника и хворого в процессе исцеления. Доктор и пациент совместно намечают и дискуссируют план исцеления и его ожидаемые результаты. Пациент перестает быть только объектом тех либо других целительных, в том числе и психотерапевтических манипуляций, но Больной и окружающая среда воспринимает в их самое активное роль. Это достигается включением его в разные формы общественного взаимодействия в стационаре. Ответственность за правильные дела меж доктором и нездоровым полностью лежит на докторе. Обычно они складываются самой ситуацией, потому что нездоровой сам идет к доктору, он отыскивает его помощи и Больной и окружающая среда ожидает ее, готовый очень чувственно реагировать на все не плохое, что получит от него, но также и на то, что вызывает его неудовлетворенность либо разочарование.

Время от времени брутальное отношение хворого может свидетельствовать о большой внутренней напряженности и напористости в стремлении достигнуть излечения, а время от времени является следствием раздражительности – вялости от Больной и окружающая среда заболевания. Такое поведение просит особенного внимания и нередко оказывается оправданным теми либо другими причинами. Отрицательное отношение к доктору может формироваться в случае отвратительного психического контакта, связанного с безразличием и формальным отношением к пациенту. Необходимо подчеркнуть, что случае некорректно сложившихся отношений меж доктором и нездоровым, нездоровой обязан иметь Больной и окружающая среда возможность и право переменить собственного лечащего доктора.

Проблематика таких отношений принципиальна не только лишь для амбулаторных нездоровых, да и в случаях госпитализации хворого. Дело в том, что в поликлинике, лазарете контакт с чужими и незнакомыми людьми становится близким, даже кое-где интимным. И в данном случае, даже для здорового человека существует Больной и окружающая среда неувязка психической сопоставимости. Следует осознать, как животрепещущей становится она для хворого человека, нередко утратившего в той либо другой степени душевное спокойствие и потому в особенности нуждающегося в духовном тепле, психической поддержке, эмпатии.

И. Харди считает вопрос о группировке нездоровых очень принципиальным. Он приводит как положительный пример обычай Больной и окружающая среда, когда мед сестра или другой нездоровой вкупе с новыми пациентами обходят все здание поликлиники, демонстрируют разные службы, знакомят прибывшего хворого с другими пациентами. Такая практика может облегчать для человека 1-ый момент его пребывания в стационаре и последующую психическую адаптацию его в новых критериях. Необходимо подчеркнуть, что обычно в больничной палате Больной и окружающая среда создается собственный коллектив с определенным микроклиматом, гармоническим либо напряженным. Нездоровые вступают вместе в разные отношения. К примеру, ходячие помогают лежачим и т. д. В процессе общения дискуссируются течение заболеваний, результаты исцеления, политика, увлечения, семейные заботы и др. Определяется фаворит. Нередко им возможно окажется приобретенный нездоровой, уже имеющий опыт пребывания в Больной и окружающая среда поликлинике. Потому что он лучше других ознакомлен о ее порядках и разбирается во всех делах. Отметим, что от личных особенностей и позиции фаворита может зависеть эмоциональное благополучие палаты. При возникновении психической несовместимости меж нездоровыми рождается недовольство, что очень вредит целебному процессу.

Предпосылкой психической несовместимости может являться различие темпераментов, нравов Больной и окружающая среда, личных установок, привычек, образовательного уровня, ума либо культурного уровня. Поводом для конфликтов могут быть любые действия больничной жизни.

Одним из вероятных методов устранения трений меж нездоровыми и сразу способом групповой психотерапии является беседа сестры в палате. Темой беседы могут служить порядки, сложившиеся в палате, привычки нездоровых Больной и окружающая среда, их дисциплина, неувязка приспособления к жизни и др. Такие беседы помогают разрешить определенные задачи, сделать дела, сделать лучше локальный климат. В тех случаях, если это не удается, И. Харди советует по способности перегруппировать нездоровых, не открывая им истинной предпосылки этого действия. Но более оптимальным может являться маленький анкетный либо устный Больной и окружающая среда опрос в конце каждой недели с единственным вопросом. К примеру: «С кем бы вы желали находиться в палате?» Психологически нужно ублажение этих пожеланий, по способности, до возникновения конфликтов. При решении такового вопроса как группировка нездоровых, следует избегать помещения чувственно лабильных лиц в одной палате с очень томными либо умирающими Больной и окружающая среда нездоровыми.

В амбулаторной практике дела меж нездоровыми имеют в общем наименьшее значение. Только время от времени тут появляются меж нездоровыми более глубочайшие контакты личного нрава. Большинстве случаев нездоровые повторно не встречаются, потому тут не создается атмосфера доверия, благоприятствующая тому, чтоб люди делились вместе своими заботами и переживаниями. Более тесноватые контакты Больной и окружающая среда развиваются быстрее там, где гости больницы знакомы вместе, т. е. в деревнях, селах, станицах, аулах и в маленьких городках. Развитию контактов препятствует также то событие, что нездоровой, хотя и может завязать разговор, но может также уклониться от него. Ожидание, связанное с напряжением и ужасом, к примеру, на приеме у Больной и окружающая среда дантиста, препятствует развитию беседы положительного содержания. Тут быстрее у нездоровых проявляется тенденция побеседовать о собственных болях и опасениях. Это может оказывать противное действие на других нездоровых, ожидающих приема, в особенности тех, которые отличаются завышенной внушаемостью: их напряжение и ужас при всем этом могут усилиться.

В стационарных отделениях Больной и окружающая среда развиваются существенно более глубочайшие связи меж нездоровыми, в особенности меж находящимися в одной палате. Развиваются обоюдные симпатии и антипатии, уважение, удивление, сострадание, доверие, но также и недоверие, неприязнь и пренебрежение по отношению к другим. Экстремальные дела встречаются пореже, чем рядовая атмосфера обоюдной солидарности и осознания.

Отношения меж нездоровыми в мужских палатах бывают Больной и окружающая среда более ровненькими, быстрее товарищескими. Больные-мужчины ведут себя более без помощи других, наименее подчиненно по отношению к персоналу, свои препядствия они почаще решают сами. Контакты нездоровых в женском отделении более неуравновешенные, там обычно появляются маленькие группы, отношения меж которыми поляризуются в виде открыто проявленных симпатий, с одной стороны Больной и окружающая среда, и ревностью, оговариванием и завистью – с другой.

Отношения меж нездоровыми и отношения нездоровых с мед персоналом можно использовать в интересах исцеления. А источником проблем во отношениях в отделении бывают, некие типы поведения нездоровых.

Госпитализм– это достаточно обширное понятие, включающее в себя неблагоприятные, сначала психологические условия больничной среды и результаты Больной и окружающая среда их деяния на психическое и физическое состояние хворого. Госпитализм в большинстве случаев наблюдается у малышей и потому более разработан в отношении этого контингента нездоровых. У малышей он проявляется более выражение в связи с их психологической и вегетативно-соматической незрелостью и неуравновешенностью.

Более распространенные воздействия, ведущие к госпитализму, объединяют под заглавием Больной и окружающая среда психологической депривации.

Конечный и Боухал приводят последующее определение: психологическая депривация – это состояние, развивающееся вследствие таковой актуальной ситуации, где субъекту не предоставлены условия для ублажения его неких главных (витальных) психологических потребностей в достаточной мере и в течение довольно долгого времени.

От фрустрации депривация отличается тем, что фрустрация – блокада уже активированной, как следует, заблаговременно Больной и окружающая среда довольной потребности, а при депривацип потребность вообщем не была удовлетворена.

Центр масс психологической депривации может быть в сенсорной области, в чувственной области, которая для развития госпитализма имеет наибольшее значение.

Депривация может развиться при последующих критериях:

1. Экстремальная изоляция экспериментального типа, к примеру помещение исследуемых на некоторое количество дней в Больной и окружающая среда кабину, как можно более изолированную от наружной среды.

2. Экстремальная соц изоляция. Описаны случаи малышей, выкормленных животными и выросших без контактов с людьми. Сюда относится также и долгое пребывание взрослых людей в одиночном заключении.

3. Воспитание в детском учреждении, к примеру, в доме малыша, в недельных яслях, долгое пребывание в поликлинике.

Из Больной и окружающая среда неблагоприятных критерий мед учреждений с долгим пребыванием малышей (дом малютки, недельные ясли, поликлиники и различные мед учреждения для взрослых) можем привести последующие: бедный психологический климат в среде, недочет людского внимания к ребенку и к нездоровому, недочет чувственного проявления со стороны персонала. Эти воздействия вызывают, в особенности у Больной и окружающая среда деток, так именуемую чувственную дефицитность, оставляют их пассивными, не развивают у их подходящих способностей, ловкости и интеллектуальных возможностей.

Бывают психологические конфигурации, которые можно рассматривать как проявление регресса высшей нервной деятельности малыша. Можно сказать, ребенок вроде бы ворачивается в предшествующий шаг собственного развития, утрачивает некие вновь обретенные способности, к примеру, гигиенические Больной и окружающая среда, такие как поддерживание чистоты тела, самостоятельное мочеиспускание и дефекацию, утрачивает ранее освоенную способность без помощи других одеваться, есть; у него не развиваются речевые возможности, гласит ужаснее и меньше.

С чувственной стороны ребенок реагирует: а) депрессией, удрученностью и плачем; б) гулким злостным протестом, беготней, поисками мамы; в) аутизмом, замкнутостью: тихо играет Больной и окружающая среда, «не узнает» мама, которая его навестит, что можно рассматривать, как подсознательное вытеснение – защиту перед чувственными потрясениями либо как безотчетную попытку «наказать» мама за то, что она его оставила; г) неподходящая адаптация к среде учреждения: ребенок начинает потребительски ко всему относиться, употребляет более приятные стороны среды, старается направить на Больной и окружающая среда себя внимание персонала и приглянуться ему, избегает возвращения в семью и школу; д) отупелость, которая время от времени имеет выраженные моторные проявления регрессивного нрава: однообразные, стереотипные кивательные движения, сосание пальцев, неартикулированные звуки и другие проявления схожей активности, несоответствующие возрасту малыша.

Профилактика госпитализма. Заключается сначала в том, чтоб ребенок, как это Больной и окружающая среда позволяет его возраст и состояние здоровья, был «завоеван» для помощи при его обследовании и лечении. Ему должен быть объяснен режим денька и его место в жизни отделения, чтоб ребенок был в подходящей мере занят игрой, работой, движением и реабилитацией, чтоб перемены происходили и у лежащих деток Больной и окружающая среда (к примеру, перенос их на веранду, в сад), а сначала в том, чтоб пребывание в целебном учреждении было как можно более маленьким. В реальных критериях в особенности тяжело воспитать положительное эмоциональное отношение у мед сестер и работников учреждения к детям сначала поэтому, что количество малышей, нуждающихся в уходе, очень велико и сестры Больной и окружающая среда чередуются при сменах, развитие отношений не может иметь естественный, плавный, постепенный нрав. Как только ребенок спустя долгое время привыкнет к неким сестрам либо работникам учреждения, он перебегает в другое мед учреждение, к примеру, из дома малютки в недельные ясли, оттуда в детский сад, и он бывает фрустирован разлукой со Больной и окружающая среда собственной «мамой» из данного учреждения. Потому были сделаны учреждения, которые по собственной структуре напоминают семью, к примеру, деревни „808” в Австрии, где в домике живет группа, состоящая из 10 деток с «отцом и матерью» либо только с одной «матерью». Подобные учреждения начинают в текущее время создавать и в Больной и окружающая среда Чехословакии. В имеющихся на сегодня условия нужно вести всех работников детских учреждений к тому, чтоб они при текущей работе использовали каждый случай погладить малыша, улыбнуться ему, сказать несколько нежных слов, в особенности ребенку застенчивому, забитому, неразговорчивому и угрюмому. Детки этого типа своим своим поведением быстрее подавляют положительное эмоциональное отношение Больной и окружающая среда к ним окружающих, а вследствие еще более мучаются и замыкаются сами, в итоге чего появляется обычный грешный круг отрицательных либо бедных чувственных отношений малыша с окружающей средой. Напротив, живы, радостные и красивые малыши, которые, фактически и не требуют много чувственной заботы, притягивают сестер и докторов и становятся «любимцами отделения Больной и окружающая среда», что вызывает у других деток чувство своей неполноценности и беспомощную зависть.

С гигиенической стороны забота о нездоровых в наших учреждениях находится в общем на очень высочайшем уровне, так что в этой области с критериями госпитализма мы будем встречаться исключительно в виде исключения. Также и умственной развитие малышей повсевременно все лучше обеспечивается Больной и окружающая среда методом организации школ прямо в поликлиниках.

Проявление госпитализма наблюдается не только лишь у малышей. Он может поражать и взрослых, в особенности нездоровых приклонного возраста, находящихся повторно и в течение долгих периодов в больничной среде в связи с приобретенными болезнями. Это связано с увеличением средней длительности жизни и с недостающим Больной и окружающая среда количеством мест в учреждениях общественного обеспечения, которые при неплохом руководстве предоставляют все-же больше чувственной и психологической стимуляции, чем поликлиники. Да и там отсутствуют стимулы обыкновенной жизни и то, что в жизнь людей в возрасте приносит шум и движение юного поколения. Если старенькый либо хронически нездоровой человек в Больной и окружающая среда течение долгого времени находится в поликлинике, его жизнь там и само болезнь становятся «стилем жизни», он отвыкает от жизни дома и прикладывает значимые усилия, чтоб вновь возвратиться в поликлинику. Посреди более юных нездоровых огромную тенденцию к госпитализму проявляют невротики, некие психопаты и, в особенности, вылеченные психотики, которых поликлиника защищает от актуальных Больной и окружающая среда потрясений и ударов.

Обычно, болезнь 1-го, из членов семьи нарушает обычное функционирование всей семьи. Вся эта ситуация безизбежно отражается на содействии других членов семьи, нередко приводя к перераспределению соц ролей.

Заболевший член семьи обязан «играть» роль хворого, физическая слабость которого время от времени резко обратна его Больной и окружающая среда обыкновенному положению в семье и актуальным позициям. Эта ситуация делает человека не по привычке зависимым от дела родных и делает определенные трудности для адаптации. Трудности, с другой стороны, усиливаются тем, что для самой семьи тяжкий больной- близкий человек, а тем паче – приобретенный нездоровой, представляет огромную психическую нагрузку заместо обыкновенной, получаемой от Больной и окружающая среда него поддержки, в том числе и вещественной, и другой помощи.

Это положение делает необходимость определенной перестройки в отношениях и обязательствах всех членов семьи. При всем этом для сотворения и поддержания чувственного равновесия хворого человека очень важен определенный локальный климат в семье. Он создается либо поддерживается, неплохими миролюбивыми отношениями Больной и окружающая среда. А размеренная забота, предъявление разумных и выполнимых требований к нездоровому в семье, даже посильный труд, способны поддерживать оптимизм и душевное спокойствие хворого еще более, чем лишние ужасы и гиперопека и другие нехорошие причины. Нужно отметить, что паническая тревога и преувеличения полностью могут индуцировать хворого и мешать его излечению либо реабилитации Больной и окружающая среда.

Так же неблагоприятно могут действовать на хворого чувственно неустойчивые, бестактные родственники, друзья либо знакомые. Нередко случается так, что навещая хворого человека, близкого им по тем либо другим причинам, дома либо в поликлинике, эти люди могут травмировать заболевшего, взволновать необмысленным поведением, вопросами, замечаниями либо сведениями, которые им самим кажутся Больной и окружающая среда пустячными – незначащими, но для хворого получают особенное значение.

Следует выделить что неважно какая психическая работа с родными нездоровых может быть, и должна быть нужной. Это дает не только лишь полезный эффект для исцеления, излечения, реабилитации, да и много сведений о нездоровом, помогает ввести отношения меж нездоровым и членами его Больной и окружающая среда семьи в необходимое русло, также помогает включить всех людей из близкого окружения хворого в систему психотерапевтических воздействий.

Психология родственников бывает обоснована их личностью, сформированной прежней жизнью и животрепещущим отношением к нездоровому, т. е. теми интересами, которые он преследует в отношении к нездоровому.

Энтузиазм большинства родственников обычно сосредоточивается на том, чтоб содействовать Больной и окружающая среда как можно более резвому излечению хворого. Родственники нередко бывают больше обеспокоены его заболеванием, чем сам нездоровой. В постоянном режиме поликлиники большая часть нездоровых принимают на себя определенные роли: поддержать и обновить главные актуальные силы, перенести боль, удовлетвотить главные потребности, такие, как питание и выделение. Если они доверяют Больной и окружающая среда доктору, то у их появляется чувство, что больше того, что было сказано, сделать уже нереально. Но родственники нередко бывают обеспокоены различными дискуссиями, проблематическими сведениями как о заболевания, так и о мед персонале, об уровне мед учреждения, в каком находится их нездоровой и стараются чего-нибудть сделать в пользу хворого. Если Больной и окружающая среда принять во внимание, что как нездоровой, так и его родственники могут переживать ситуацию либо тихо, либо испуганно, то менее желательной композицией будет последующая: напуганный нездоровой + напуганный родственник. При таковой композиции доктор и персонал у соматического хворого издержут больше времени на дискуссии и психотерапевтическое воздействие на хворого и Больной и окружающая среда его родственников, чем на оказание самой мед помощи. Усиленное «давление родственников» на доктора, независимо от того, идет ли речь о проявлениях заботы либо недоверия, часто разъясняется «нечистой» совестью родственников, оправданным либо неоправданным чувством, что они что-то недоглядели и сейчас стараются это дополнительно и подчеркнуто демонстративно компенсировать.

В стремлении посодействовать нездоровому родственники Больной и окружающая среда действуют более либо наименее применимым методом. Подходящим образом ведут себя те, которые посещают хворого так нередко, как это позволяет состояние его здоровья, не приносят ему ничего из того, что не разрешает мед персонал, к примеру, пищу, напитки, одежку, лекарства, не молвят с ним лишне много о его заболевания и Больной и окружающая среда расстройствах, пробуют его отвлечь приятным и увлекательным разговором. С доктором они говорят кратко и по существу; если они бывают чем-нибудь недовольны либо нуждаются в каком-нибудь разъяснении, то обращаются к доктору либо к его начальству, а не тревожат хворого своими сомнениями и догадками.

Но старания родственников, даже Больной и окружающая среда при хороших намерениях (в особенности это относится к сверхзаботливым родителям нездоровых) ведут время от времени к развитию некорректных отношений. Ведомые лишней любовью и заботливостью, не обращая ни на что внимания, они не придерживаются времени, выделенного для гостей, демонстративно проявляют свое недовольство, приносят нездоровому огромное количество товаров, которые Больной и окружающая среда нездоровой не успевает съесть, что родственники расценивают как в особенности беспокоящий их симптом заболевания. Время от времени испуганные родственники «проецируются» в ситуацию хворого. К примеру, они сами страшатся операции и потому считают, что «пациент операцию не перенесет». Потаенно они приносят нездоровому лекарства, о которых им стало понятно, что они точно Больной и окружающая среда лучше тех, которые провозгласил доктор. Они разбирают с нездоровым признаки заболевания, докладывают ему о последующих симптомах, которые должны могли быть, по их воззрению, еще проявиться при этой заболевания. Время от времени родственники пробуют ускорить излечение хворого разными вмешательствами.

Это в общем можно осознать, если состояние хворого бывает томным Больной и окружающая среда. Но тяжесть состояния у каждого ответственного мед работника увеличивает рвение как можно эффективнее посодействовать нездоровому, а чужие ходатайства и вмешательства его только отрывает от работы, а время от времени, если они ведутся с больших позиций начальственным методом, и отбивают охоту помогать. Но количество вмешательств далековато не соответствует тяжести заболевания Больной и окружающая среда. Если все родственники работают, то за нездоровым некоторому ухаживать. Если такового хворого не удается впору поместить в целебное учреждение для престарелых, то некие родственники стараются разрешить эту делему методом госпитализации его в какое-нибудь отделение поликлиники. Нередко можно осознать такое поведение, но оно может быть и проявлением расчетливости, к примеру Больной и окружающая среда, у родственников, высочайшая зарплата которых позволяет обеспечить домашний уход за нездоровым методом найма сиделки либо сестры за определенную плату. Соц обследование поможет доктору узнать такую ситуацию на основании реальных фактов, а не только лишь зависимо от личных желаний родственников хворого.

Разговор доктора с родственниками хворого. Сверхзаботливые родственники нередко нагружают Больной и окружающая среда доктора необъятными расспросами и рассуждениями о состоянии и лечении хворого. Но при всем этом следует до определенной степени принимать во внимание личные различия меж ними. Нужно дать возможность говорливому и озабоченному родственнику высказаться для того, чтоб он не считал, что от него отмахиваются. Но доктор должен неприметно перевести Больной и окружающая среда разговор в необходимое направление:

1. Следует узнать у родственников хворого либо у гостя все, что следует знать доктору о нездоровом в интересах диагноза и исцеления. В этом смысле разговор не будет только потерей времени для доктора и источником успокоения для родственников, но может предоставить и ряд ценных сведений. В особенности Больной и окружающая среда в психиатрии и неврологии доктор может опираться на данные так именуемого беспристрастного анамнеза при таких заболеваниях, которые поражают психику, память и сознание нездоровых. Но нездоровые этого типа попадают и к другим спецам, довольно только упомянуть о безотчетных состояниях различной этиологии.

2. Следует сказать родственнику хворого все, что он должен знать о Больной и окружающая среда нездоровом для того, чтоб он вел себя по отношению к нездоровому подходящим образом и тем помогал исцелению. В этом случае идет речь о форме личного мед воспитания родственников нездоровых.

Доктор отлично делает свою цель только в этом случае, если он интересуется, какая судьба ожидает хворого после выписки из Больной и окружающая среда поликлиники, кто и как будет о нем хлопотать в предстоящем. Возвращение в такие условия, где о нездоровом некоторому хлопотать, может означать опасность для его здоровья, повторное поступление в стационарное отделение, а тем обесценивание усилий, приложенных доктором и мед персоналом для исцеления хворого.

Обследование и исцеление. Доктор по праву считает обследование и диагностику Больной и окружающая среда неминуемой предпосылкой для предстоящего плана исцеления. В большенном количестве мед дисциплин диагностика нередко бывает более увлекательной, чем исцеление; доктор нередко занимается диагностикой с огромным энтузиазмом и запамятывает при всем этом о обратной психической точке зрения хворого.

Для хворого обследование является задержкой при лечении, а до известной степени Больной и окружающая среда и личным беспокойством. Если период обследования затягивается, то миниатюризируется доверие хворого к доктору и к мед учреждению. Время от времени нездоровой не может осознать (если ему впору не растолковали), почему доктор не начинает его вылечивать, если он знает все симптомы заболевания. Обычно, он не отличает симптоматические лекарства от Больной и окружающая среда этиопатогенетических.

Стоит отметить, что неким нездоровым импонируют методы и способы шарлатанов, которые не задерживаются на обследовании, а после 1-го «проницательного взгляда» без размышления назначают свое «всеисцеляющее лечение».

Если доктор обязан провести более подробное обследование, то он должен разъяснить нездоровому это событие, чтоб тот не имел чувства, что обследование ведется без Больной и окружающая среда плана вследствие слабости доктора. В предстоящем можно применить симптоматическое исцеление, если оно не нарушит результатов проводимого обследования для того, чтоб принести нездоровому облегчение и сохранить его доверие.

В неких опытах было показано, что эффективность деяния фармацевтических веществ может зависеть от психологического состояния субъекта. Вера человека в положительное действие фармацевтических средств Больной и окружающая среда может завышать настоящий целебный эффект и тем давать повод для ошибок в осознании механизма деяния фармацевтического вещества. Это ввело в практику исследования вещество «плацебо».

Плацебо – это контрольное вещество, которое по наружным свойствам – цвету, запаху, вкусу – сходно с реальным фармацевтическим продуктам. Так именуемый эффект плацебо сказывается на всех людях. Но он Больной и окружающая среда имеет определенный спектр колебаний, который определяется степенью веры исследуемого либо хворого в этот эффект.

В фармакологии и в отдельных мед дисциплинах кропотливо разбирается прямое более либо наименее специфичное действие фармацевтических средств на разные патологические процессы. Идет речь о действии которое через внутреннюю среду оказывает влияние прямо Больной и окружающая среда, в большей степени биохимическим методом.

Но имеет значение и другая, косвенная сторона воздействия лекарства, так называемое плацебо. Исходя из убеждений учения о высшей нервной деятельности дело касается в сути условно-рефлективного воздействия фармацевтических веществ. В ближайшее время это воздействие было исследовано в западных странах, где в разъяснении роли плацебо на действие фармацевтических Больной и окружающая среда средств были в особенности заинтересованы лекарственные компании и лаборатории. Плацебо содержит в себе:

а) действие первосигнальных чувственных раздражителей, к примеру, вид лекарства, расцветка его, величина, вкус, запах. Но тут нужно считаться с тем, что некие из этих параметров могут действовать и поболее прямым методом, к примеру, горьковатый вкус Больной и окружающая среда бесспорным рефлективным методом увеличивает секрецию слюны и желудочного сока;

б) действие вторичносигнальных словесных импульсов: словесное внушение связанное с применением определенного лекарства посреди населения, репутация и поведение доктора, назначившего лечущее средство.

Шапиро определяет плацебо последующим образом: «Плацебо – это сначала психологическое, физиологическое либо психофизиологическое действие медикаментов либо исцеления, которое не Больной и окружающая среда состоит ни в одной либо исключительно в малой связи с фармакологическим действием фармацевтических средств либо целительных мероприятий». По его воззрению, конкретно эффект деяния плацебо в прошедшем содействовал тому, что доктор мог в обществе удержать свою позицию, невзирая на неуспешное фактическое исцеление.

Хотя суть плацебо не была известна, сами того не Больной и окружающая среда зная, использовали его не только лишь докторы, но также и чародеи, колдуны, шаманы, и по сей день используют его шарлатаны. Последние обычно присваивают неведомому действию плацебо волшебное либо магическое разъяснение. Обратное следствие неведения сути плацебо носило механистическо-материалистический нрав: в течение долгого времени сохранялась репутация целебного эффекта узнаваемых и Больной и окружающая среда испытанных субстанций и травок, которые с фармакологической точки зрения были совсем неэффективными.

Действие лекарства Конечный и Боухал охарактеризовывают последующим уравнением:

Общее действие лекарства = прямое действие (фармакологическое) + действие плацебо.

Из этого следует, что можно сделать и применить «чистое плацебо», т. е. в сути неэффективную субстанцию, которая обладает наружными качествами лекарства, к Больной и окружающая среда примеру, пилюли, содержащие маленькое количество глюкозы.

Эффект плацебо дает не только лишь фармакологическое исцеление, да и другие способы исцеления. Существует плацебо физических способов исцеления, плацебо облучения разными лучами и волнами. К примеру, для исцеления болей в голове был использован невключенный ультразвуковой аппарат, оказавший на неких лиц необычное действие Больной и окружающая среда.

На практике итог деяния плацебо может проявиться в том, что одно и то же лечущее средство, назначенное различными медиками, может давать разный эффект, что лечущее средство может благоприятно действовать и на такие заболевания, которые не являются прямым показанием для его использования.

Психогении и ятрогении

Многие исследователи в области психологии и медицины Больной и окружающая среда считают, что психологические конфликты в широком их осознании у человека занимают одно из ведущих мест в ряду обстоятельств заболеваний и в особенности нервно-психических.

В связи с данной неувязкой, создание атмосферы, исключающей появление психотравмирующих событий, свободной от испуга и опасений, является в особенности нужным.

В предупреждении психологических конфликтов особенная Больной и окружающая среда роль принадлежит как тем лицам, которые вовлекаются в конфликт, так и тем, деятельность которых определяется неизменным общением с людьми. Сначала докторам, средним мед работникам, воспитателям и преподавателям.

Для обыденного, ежедневного докторского приема огромное, но не однообразное значение имеет внушаемость хворого. В одних случаях такая завышенная внушаемость содействует закреплению Больной и окружающая среда в его сознании советов, объяснений и советов опытнейшего знатного мед работника. В других случаях обостренная внушаемость хворого, глубочайшее убеждение его в непреложном авторитете доктора может повлечь за собой появление болезненного, реактивного состояния сначала тогда, когда доктор нарушает стратегию общения с нездоровым. В связи с этим вопрос о проф психогениях Больной и окружающая среда, сначала о ятрогениях, – один из важных для психопрофилактики.

Психогении

Психогениями именуются заболевания, единственной либо основной предпосылкой которых являются травматизирующие человека психологические переживания. Психогении это нарушения, возникающие в организме и в психике под воздействием разных, обычно томных для личности, психологических травм.

Психологическая травма в генезе психопатий играет существенную, хотя и Больной и окружающая среда не единственную и не всегда главную, роль. А. Н. Молохов определяет четыре типа зависимости заболевания с психологической травмой: 1) травма является единственной конкретной предпосылкой заболевания; 2) травма является только толчком для развития конституционального либо другого заболевания; 3) травма осложняет либо усугубляет течение уже имеющегося заболевания; 4) травма делает предрасположение к заболеванию психогенией Больной и окружающая среда в следующем.

В психической литературе нередко пробы определения психологической травмы наталкиваются на трудности. Дело в том, что не всякие отрицательные психологические переживания могут быть квалифицированы как травма, а только более томные, такие переживания, с которыми данной личности тяжело либо даже нереально примириться, которые серьезно нарушают нормальную динамику процессов возбуждения Больной и окружающая среда и торможения в центральной нервной системе, вызывают суровые нарушения вегетативной сферы и главных функций организма, сердечно-сосудистой и гормональной деятельности, обмена веществ. Более маленькие отрицательные переживания тоже не проходят безо всяких следов для человека и его психики, но их воздействие может теряться в общей массе более сильных причин, оказывающих Больной и окружающая среда воздействие на человека и его психику.

Психологической травмой следует именовать такие отрицательные переживания, которые могут быть предпосылкой определенной медицинской патологии.

Необходимость различения травматизирующих переживаний от реакций на их очень принципиальна, так как схожие переживания в одних случаях вызывают физиологическую, а в других – патологическую реакцию. Патологическая может быть невротической либо психотической Больной и окружающая среда. Не стоит забывать о значении миропонимания, установки личности и нрава для патогенностн психологических переживании, что нередко и определяет, приобретает ли событие либо переживание нрав психологической травмы. Зависимо от персональной особенности личности, скажем, погибель близкого человека либо брачная измена в одних случаях является тяжеленной психологической травмой, в других же нет Больной и окружающая среда. Если переживание и является психологической травмой, то за ней может последовать либо не последовать психогенное болезнь.

Необходимо подчеркнуть, что в тех случаях, когда человек сознательно и добровольно подвергается психотравматизирующим переживаниям, они в значимой степени теряют собственный патогенный нрав. Психологические травмы могут быть единичными и повторными, краткосрочными и продолжительными Больной и окружающая среда. Существует определенная зависимость меж нравом психологической травмы и типом патологической реакции на нее, к примеру, продолжительно и исподволь действующие ситуационные психологические травмы вызывают в большей степени неврозы и патологические развития личности, а краткосрочные и сильные психологические травмы, связанные с опасностью жизни и испугом при взрывах, пожарах, нападениях, стихийных бедствиях, почаще вызывают Больной и окружающая среда краткосрочные патологические

реакции. Такая психологическая травма как смерть близких людей в большинстве случаев вызывает реактивную депрессию, пореже – сумеречные состояния сознания и практически никогда – реактивный параноид. Сексапильные травмы – измена 1-го из супругов либо любовников – нередко приводят к психогенному возбуждению со спутанностью сознания. Служебные же конфликты, несправедливые подозрения и обвинения Больной и окружающая среда часты посреди обстоятельств параноидной (бредовой) формы реактивного психоза. Травмы, влекущие за собой неисправимый вред для личности, скажем, когда у человека при катастрофе гибнет вся семья, более патогенны.


boliviya-doklad.html
bolnaya-tema-privivki-i-immunitet.html
bolnica-na-printing-haus-skver-12-glava.html