БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ

БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ

Нет большей ошибки, чем полагать, будучи введенными в заблуждение этой абсолютной необходимостью этического бытия, что этическое есть единственное либо высшее требование Нескончаемого к нам либо единственный закон и путь более высочайшей Кармы, и что в сопоставлении с ним ничто не имеет значения. Мысль германского мыслителя, что существует категорический императив, но не БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ Сверхдуша, обязывающий человека стремиться к добру и правде, к красивому либо настоящему, жесткий закон правильного поведения, правильной красы, гармонии и познания, имеет специфичный недочет. Это неверная дедукция, порожденная очень огромным вниманием к переходному движению людского разума и только к одной стороне этого сложного парадокса. Индийские мыслители имели более БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ опытные взоры, когда, признавая правильное этическое бытие и поведение первой необходимостью, считали познание более принципиальным требованием, неподменным условием, и еще поближе подошли к полному видению в собственном широком представлении, что через рвение к абсолютному познанию либо незапятанной безличности воли, либо экстазу Божественной Любви и Абсолютного Блаженства — и даже через БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ всасывающую концентрацию психологического, витального и физического существа — Душа обращается к Высокому, и что неважно какая часть нашего существа может почувствовать призыв и неодолимую привлекательность Божественного. Вправду, таковой подъем, императивность Божественного на всех путях нашего существа, — это стимул к саморасширению, к полному, интегрализирующему обладанию Богом, к свободе и бессмертию БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ, и поэтому это Высший закон нашей Природы.

Базовое движение жизни ничего не знает об абсолютной необходимости этического, ее единственный категорический императив — императив самой природы, заставляющий каждое существо утверждать свою жизнь, согласно собственной прирожденной сути либо методу выражения Свабхавы. В переходном движении жизни, направляемом разумом, есть моральный инстинкт, развивающийся в моральное чувство и БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ идею — неполную, так как остаются огромные области поведения, где моральное чувство отсутствует либо непоследовательно — эгоистические желания тут удовлетворяются за счет других, и это моральное чувство не властно, так как просто побеждается более ранешным и поболее естественно доминирующим законом витального бытия. Чему естественный эгоистический человек повинуется более охотно, так это БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ коллективным и соц правилам поведения, запечатленным в его уме законом и традицией, а вне их круга он позволяет для себя достаточную свободу. Разум генерализует идею морального закона, вводя этим обязанности, которые человек должен делать, но которыми может и третировать, подвергаясь наружной либо внутренней угрозы, он настаивает БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ, сначала и приемущественно, на моральном законе, Обязательности самоконтроля, справедливости, праведности, правильного поведения, а не на законе Правды, красы, гармонии, любви, так как упорядочение его желаний, инстинктов и наружной витальной деятельности — 1-ая необходимость, он должен найти свою позицию в этом и установить порядок, до того как сумеет .уверенно пойти вглубь и начать БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ больше развиваться в направлении собственного внутреннего существа. Это безупречный мозг вводит такое поверхностное моральное чувство, эту относительную обязанность, интуицию внутреннего и абсолютного этического императива, и если он склонен отвести этике 1-ое и более принципиальное, а в неких мозгах и все место, то это поэтому, что ценность деяния БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ, издавна отданный ему в эволюции мозга на Земле, принуждает человека прилагать собственный идеализм сначала к действию и отношениям с другими созданиями. Но как есть моральный инстинкт в уме, стремящемся к добру, так есть этический инстинкт, чувственный и динамический, и инстинкт, который отыскивает познания, а развивающийся разум в таковой же степени озабочен развитием БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ в этих направлениях, как и в этическом, и поисками настоящего закона, так как Правда, краса, любовь, сила и могущество так же нужны для настоящего роста разума и жизни, и для полноты деяния — праведность, чистота и справедливость. Достигая высоты безупречного плана, они тоже становятся, не меньше чем этический БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ мотив, уже не поиском и потребностью этой относительной приводы, а законом и призывом к духовному совершенству, внутренним и абсолютным Божественным императивом.

Верхний разум стремится не только лишь к добру, но также к Правде и познанию. У него есть как этическое, так и умственное бытие и импульс, который движет им БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ; воля к познанию, жажда Правды более Божественна в собственной направленности ввысь, чем воля к добру, которая меньше, а на ранешних шагах даже более нужна для роста нашего сознания и существа и правильной организации деяния, она более властная потребность, возложенная на человека волей Духа в универсуме. И в поисках познания и БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ в поисках добра мы лицезреем одни и те же пути и стадии эволюции энергии. Поначалу в ее базе только актуальное сознание, ищущее само себя, все в большей и большей степени осознающее свои движения, деяния и реакции, свое окружение, привычки, законы, которое добивается расширения и обучается всегда извлекать БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ выгоду из собственного самопереживания. Это вправду базовая цель сознания и использования разумности, с мыслящей волей в ней, которая есть основная способность человека; она поддерживает, обхватывает и изменяете собственном изменении, расширяет в собственном расширении и больше улучшает все другое. Мозг, в собственном первичном действии, стремится к познанию с определенным любопытством БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ, но направляет его, приемущественно, к практическим целям, к тому, что дает ему возможность лучше, воплотить и повсевременно расширять актуальные цели. Позднее он добивается свободного использования разумности, но все таки сохраняет преимущественный поворот к витальным целям. И мы можем созидать, что, как сила, откликающаяся жизни, глобальная энергия, кажется, присваивает более конкретную значимость БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ и дает более осязаемые результаты познанию, правильному практическому действию разумности, чем моральной правоте. В этом вещественном мире, само мало, непонятно, в какой степени моральное добро оплачивается витальным хорошем, а моральное зло наказывается омерзением, но непременно, что очень нередко мы должны платить за свои заблуждения, за тупость, за неведение БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ правильного метода деяния, за хоть какое неведение либо неверное внедрение законов, которые управляют нашим психологическим, витальным и физическим существом, потому непременно, что познание — это сила для актуальной эффективности и фуррора. Разумность окупается в вещественном мире, бережет себя от витального и физического мучения и обеспечивает для себя витальное вознаграждение более накрепко БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ, чем моральное право и этические цели.

Но более высочайший мозг населения земли не больше удовлетворяется утилитарным внедрением познания в качестве последнего слова в поисках разумности, чем виталистической и утилитарной позицией этического существа. Как в этическом, так и в умственном существе человека появляется потребность познания, которое уже не БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ для использования в жизни, не для того, чтоб верно действовать, уместно обращаться с миром вокруг нас, а нужно для Души, как властная потребность внутреннего существа. Рвение к познанию ради познания есть настоящая, внутренняя Дхарма ума, а не рвение к познанию ради обеспечения и расширения средств жизни и фуррора в деятельности. Витальный БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ кинетический человек склонен рассматривать эту страсть как заслуживающую почтения, но все таки довольно непрактичную, а нередко как банальное любопытство; как он ценит этику за ее социальные результаты и полезность для жизни, так он ценит познание за его внешнюю полезность; наука в его очах велика из-за ее изобретений, роста комфорта БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ, средств и приспособлений: эталон во всех вещах — витальная эффективность. Но в реальности природа лицезреет и движется с самого начала к более широкой и внутренней Воле с большей целью, и все поиски познания вытекают из потребности разума, потребности его природы, а это означает — из потребности Души, которая находится БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ в этой природе. Потребность в знании едина с потребностью в росте и, начиная с скупого любопытства малыша, прямо до сурового усилия мозга мыслителя, ученого, философа, базовая цель Природы повсевременно одна и та же. Всегда, когда она кажется занятой только поддержанием собственного деяния, жизнью, наружным, ее сокрытая цель другая — это эволюция БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ того, что укрыто в ней, так как если ее 1-ое динамическое слово — это жизнь, ее более откровенное слово — сознание, эволюция жизни и деяния — только средство эволюции сознания, заключенного в жизни, плененной Души, Дживы. Действие это средство, но познание — признак, а рост сознательной Души — цель. Потому внедрение человеком разумности для БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ войска познания есть то, что более отличает его от других созданий и дает особенное и высочайшее место на шкале существования. Его страсть к познанию, поначалу к занию пира, а позже к самопознанию, и тому, в чем они встречаются и находят собственный общий секрет — к занию Бога, есть главное направление безупречного БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ мозга и больше императив его бытия, чем деяния, хотя последний на сто процентов завладевает им, больше по широте собственных достижений и по собственной эффективности в действии, по отклику мировой энергии на силу Правды в нем.

В 3-ем движении высшего мозга, когда он готовится высвободить себя, чистую суть БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ собственной Воли и разумности, зияющего управляющего собственного рвения от подчинения витальному мотиву, этот императив природы, эта внутренняя потребность, которая делает в уме человека рвение к познанию, становится кое-чем огромным, все более и поболее очевидно безупречным абсолютным императивом Души, выходящей из шелухи и оболочек невежества и толкающей к Правде, к БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ Свету, как условию реализации и призыву Божественного к существу. Наружняя полезность перестает быть подходящей в качестве побуждения к познанию, точно так же, как приманка витальной заслуги на данный момент либо после на этом же высочайшем уровне нашего восхождения перестает быть подходящей в качестве побуждения к добродетели, и БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ придание ей значимости в хоть какой форме чувствуется как деградация бескорыстия и отпадение от высочайшей чистоты духовного мотива. Даже в более наружных формах умственного поиска что-то от этой абсолютности начинает ощущаться и управлять. Ученый делает свои открытия для того, чтоб выяснить закон и Правду процесса универсума, а практические результаты — только вторичный БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ мотив исследующего разума, и вообщем не мотив для более высочайшего научного разума. Философ движим внутренним импульсом на поиск Высшей Правды вещей ради одной только Правды, а все другое, не считая способности узреть лицо Правды, становится для него, для его поглощенного разума и Души вторичным и непринципиальным, ничто не БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ должно мешать этому единственному императиву. Того же рода тенденция к исключительности есть в интересе и процессе этого Абсолюта. Мыслитель озабочен поиском и воплощением Правды внутри себя и в мире, несмотря на любые результаты этого, которые могут повредить установленные базы жизни, религии, этики, общества и на все другие суждения БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ; он должен выразить слово Правды, какими бы ни были его динамические результаты в жизни. И этот абсолют становится более абсолютным, а императив более властным, когда внутреннее действие преодолевает серьезное спокойствие умственного поиска и становится жарким рвением к Настоящему переживанию, внутренней жизни, рождением в новеньком настоящем сознании. Влюбленный в БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ Свет, мудрец, Йог, пророк, Риши живут для познания и в знании, так как они отыскивают Абсолют Света и Правды, и его власть над ними исключительна.

В то же время, это линия мировой энергии — так как глобальная Шакти, это Шакти сознания и познания, а не только лишь Могущества силы и деяния БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ — и выходящая энергия познания приносит свои результаты так же точно, как энергия воли, ищущая фуррора в действии либо в правильном этическом поведении. Но результатом, который она приносит на этом более высочайшем плане интеллектуального поиска, является рост Души в Свете и Правде; это счастье и это единственная высшая заслуга, подходящая Душе познания БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ; а затемнение внутреннего света, боль отпадения от Правды, боль от несовершенства, от жизни не только лишь по закону, да и неполностью в свете — ее единственное наказание страданием. Наружные мучения и заслуги жизни — мелочи для Высочайшей Души познания в человеке, его высочайший разум будет нередко сталкиваться со БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ всем тем, что в состоянии сделать мир, чтоб разрушить ему, но он готов принести любые жертвы в поиске и утверждении Правды, которую узнает и для которой живет.

Бруно, пылающий в римском костре, жертвы всех религий, страдающие и приветствующие мучения и преследования, как свидетельства внутреннего света внутри себя, Будда, покидающий все, чтоб открыть БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ черную причину универсального мучения в этом мире непостоянства и путь ухода в высшее Всепостоянство, аскетическое отметание жизни в мире и ее действий, удовольствий и привлекательности, как иллюзии, с единственным желанием войти в Абсолютную Правду и Высшее Сознание — свидетельства этой императивности познания, его высшие примеры и эталоны. Цель природы БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ, Духовное оправдание ее путей, проявляется в таком повороте ее энергий, который ведет сознательную Душу по линиям Правды и Познания. Поначалу это только физическая Природа, строящая для себя надежное поле на основании утвержденной Правды и закона, но определяющаяся подсознательным познанием, которое она еще не делит со своими творениями. Потом она БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ Жизнь, равномерно осознающая себя, ищущая познания, которое она могла бы продвигать в их своими возможностями и сразу наращивать сложность и эффективность движений, медлительно развивая понимание, что познание следует находить ради более высочайшей и незапятанной цели, ради Правды, ради ублажения Души познания. И, в конце концов, сама Душа, возрастающая в собственной БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ Абсолютной Правде и Свете, которая и есть ее совершенство, становится законом и высшей целью энергий. На каждой стадии Природа откликается согласно развитию цели и сознанию существа. Поначалу она отвечает умением и инициативной разумностью — ее собственные потребности довольно разъясняют, почему она вознаграждает не справедливость либо моральное добро, как БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ хотелось бы этическому мозгу, а опытного и сильного, волю и разумность — потом, все более и поболее ясно освобождаясь, отвечает просветлением и ублажение разума и Души в сознательном использовании и мудрейшем направлении сил и возможностей, и в самом конце ее единственный высший отклик это рост Души в Свете, ублажение совершенствования в БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ЛИНИИ ИСТИНЫ знании, рождение в высшем сознании и незапятнанная реализация внутреннего императива. Этот рост. Божественное рождение либо Духовное самопревышение — высшая заслуга, которая для восточного разума всегда была большим достижением — рост из людского невежества в Божественное Самопознание.


bolee-visokie-linii-istini.html
bolelshika-zenita-evgeniya-maresha-dmitrieva-pohoronyat-na-yuzhnom-kladbishe.html
bolevaya-chuvstvitelnost-slizistoj-obolochki-polosti-rta-i-zubov-osobennosti-visceralnih-bolej.html